fingaring

Category:

История создания современной медицины. Часть 1

История Американской Медицинской Ассоциации началась в 1847 году, когда обычные врачи объединились и образовали объединение, которое ставило перед собой, на первый взгляд, благородные цели: 

  • установление стандартов медицинской этики и медицинского образования;
  • обязанность врачей иметь «соответствующее образование»;
  • создание единого повышенного стандарта требований к степени доктора медицины, который должен был принят всеми медицинскими школами в США.

Однако вскоре обнаружились скрытые мотивы объединения.

Доклад, представленный комитетом по образовательным стандартам первой конвенции АМА в 1847 году, был достаточно откровенным:

« Очень большое количество врачей в Соединенных Штатах ... часто было предметом обсуждения. Чтобы избавить от болезней более двадцати миллионов человек, у нас есть армия врачей, насчитывающая, по последним подсчетам, сорок тысяч человек, это примерно – один врач на каждые пятьсот жителей. И если мы добавим к 40 000 длинный список нетрадиционных практикующих врачей, которые роятся, как саранча, в каждой части страны, доля пациентов будет еще больше уменьшена. Поэтому неудивительно, что профессия врача, в значительной мере, перестала занимать то высокое положение, которое она занимала когда - то; неудивительно, что даже самые трудолюбивые люди в наших рядах получают жалкие гроши в качестве вознаграждения, и неудивительно, что намерение, когда-то правильное и честное, иногда уступает тяготам суровой необходимости».

Обычные врачи не могли конкурировать со «сбродом», практикующим «ненаучную» медицину. Реальная программа объединения, открыто обсуждавшаяся, состояла в том, чтобы «обеспечить навязанную правительством медицинскую монополию и высокие доходы для обычных врачей».

Кодекс медицинской этики рос и развивался в течение следующих 50 лет. В 1850 году было неэтично участвовать в конкурсе или недооценивать деятельность другого врача. А на рубеже веков считалось крайне неэтичным предоставлять бесплатные медицинские услуги богатым, поскольку это нанесло бы финансовый ущерб другим врачам.

Были разработаны строгие стандарты, которые были обязательны для  членов АМА. Как пишут Джон Гудмен и Джеральд Масгрейв, «к 1901 году все штаты и территории, кроме Аляски и Оклахомы, имели медицинские комиссии. Из 51 юрисдикции 30 требовали, чтобы кандидаты на получение лицензии прошли экзамен и представили диплом в области медицины; семь требовали либо экзамена, либо диплома; и два сделали степень доктора медицины обязательным условием для медицинской практики».

Наиболее интересным является тот факт, что «из 42 штатов, которые в 1907 г. имели положения об отзыве лицензии на медицинскую практику, «некомпетентность» была основанием для отмены только в двух из них». Правила аннулирования лицензий (например консультация с «непрофессиональным» врачом) доходили до абсурда и даже доходили до того, что одному врачу отменили членство в AMA за покупку молочного сахара у гомеопатического фармацевта (Харрис Култер «Разделенное наследие»).  Другой врач был исключен из рядов AMA за консультацию с врачом, который был исключен из рядов AMA за консультацию с гомеопатом.

АМА легко могла назвать большинство других практик (томсонианцев, акушерок, эклектиков, травников и т. д.) ненаучными, поскольку не было формального обучения какому-либо из этих целительских искусств. Но гомеопатию очернить было гораздо труднее, поскольку это была кодифицированная и систематизированная медицинская наука, которая не только имела большое количество последователей, но и преподавалась в крупных медицинских школах. Например первый в мире, Бостонский женский медицинский колледж, основанный в 1848 году профессором Сэмуелом Грегори, присваивающий выпускнику степень доктора медицины, преподавал гомеопатию. Лишь в 1915 году женщин пригласили присоединиться к АМА.

Гомеопатия была более привлекательной для обычного человека, и хотя AMA утверждала, что гомеопатия привлекает только невежественных людей, она привлекала самых уважаемых членов общества, таких как: Уильям Джеймс, Генри Уодсворт Лонгфелло, Натаниэль Хоторн, Гарриет Бичер-Стоу, Дэниел Вебстер, Уильяма Сьюард, Гораций Грили, Луиза Мэй Олкотт, Уильям Каллен Брайант и Сьюзен Б. Энтони.

Элизабет Блэквелл, первая женщина, окончившая американскую медицинскую школу и получившая степень доктора наук в 1849 году, критиковала обычную медицинскую науку за ее смертоносность. Гомеопатия была привлекательной, прежде всего потому, что она не убивала пациентов. Гомеопаты фактически следовали первому правилу медицины: «Первое, не навреди».

Вторая половина XIX века была временем расцвета гомеопатии. Обычные врачи, аллопаты, вряд ли могли конкурировать с ними. К 1902 году,  в США насчитывалось 15 000 практикующих врачей-гомеопатов,  было 22 гомеопатических медицинских школы, более 100 гомеопатических больниц,  и более 1000 гомеопатических аптек.

Во время эпидемии холеры 1849 года гомеопаты из Цинциннати вели строгие записи, показывающие, что они потеряли только 3% своих пациентов, в то время как аллопаты потеряли в 16-20 раз больше. Гомеопатия распространилась на юг из-за эпидемии желтой лихорадки 1878 года, спасая в три раза больше пациентов, чем аллопатия.

Одна история того времени, касается врача по имени Уильям Х. Холкомб. Когда он окончил Пенсильванский университет, Холкомб писал в своих мемуарах, что врачи «были слепыми людьми, поражающими в темноте болезнь или пациента - удача, если (мы) убили болезнь (вместо) пациента».  Однажды, Холкомбу позвонили родители тяжелобольного ребенка. Осмотрев больного, Холкомб собирался сделать кровопускание. Эта операция считалась особенно важной для детей, и чем младше ребенок, тем больше крови нужно было выпустить. Но мать прижала ребенка к груди и закричала: «Кровь - это жизнь ... ее нельзя отнять». Когда несчастный  муж  согласился с ней, Холкомб ушел и потом в мемуарах написал: « я откровенно объяснил ему, и с некоторым проявлением профессионального достоинства, что мое мнение стоит больше, чем его или его жены».

Холкомб  вернулся на следующий день, ожидая найти ребенка мертвым. Вместо этого, ребенок, которого уже лечил гомеопат, играл во дворе. Позже Холкомб писал: «после того как я двадцать семь лет мучил своих пациентов банками, пускал кровь и пичкал их лекарствами, я решил найти какой-нибудь более гуманный способ лечения». Его обвинили в нарушении «медицинской этики», первым принципом которой, было: «врачу ... следует предусмотрительно остерегаться всего, что может повредить общей респектабельности его профессии».

Как отмечает Лев Рокуэлл, один сенатор штата Нью-Йорк твердо верил, что: «люди этого штата достаточно долго истекали кровью своих тел и карманов».

Даже с появлением микробной теории медицины, господствующей теории медицины сегодня, гомеопаты пользовались гораздо большим спросом, чем обычные врачи. Но гомеопаты не объединились. Фактически, они разделились на две разные школы: те, которые работали так, как учил Ганеман, и другие, которых можно было назвать «псевдогомеопатами». Позже они разделились еще на две группы; тех, кто использует «высокие потенции», и тех, кто использует «низкие потенции». Амебная форма гомеопатической медицины не пережила повторного раскола.

По большей части, обычная традиционная медицина никогда не основывалась на науке. По сравнению с традиционной китайской медициной, в западной тардиционной медицине не было даже малейшего подобия научного метода. Традиционная китайская медицина была основана на науке наблюдениях; шесть тысяч лет наблюдений. Лишь во второй половине XIX века западная медицина пошла маленькими шагами к эмпиризму. И что интересно, все это произошло из-за гомеопатии. Марк Твен заметил: «Появление гомеопатии заставило доктора старой школы встряхнуться и узнать что-то рациональное о своем бизнесе». [«Магическое литературное ископаемое», журнал Harpers, февраль 1890 г.]

Врачи стали использовать меньшие дозировки и более мягкие методы. Эти две формы медицины начали смешиваться и выглядели очень похожими для обычного человека. А когда лучшие традиционные врачи стали проводить опыты и эксперименты, медицина стала превращаться в настоящую науку. В 1859 году Пастер предположил, что микроорганизмы могут вызывать заболевания, а всего шесть лет спустя Клод Бернар опубликовал «Введение в изучение экспериментальной медицины». Двумя годами позже Джозеф Листер опубликовал свою работу, показывающую, что он может уменьшить количество послеоперационных инфекций, стерилизовав инструменты и операционную.

В начале 1880-х годов, Роберт Кох изолировал туберкулезный и холерный микроорганизмы, а Эдвин Клебс открыл дифтерийный микроорганизм. К 1890 году был разработан эффективный антитоксин против дифтерии, а всего через три года в Балтиморе открылась первая современная американская медицинская школа: Медицинская школа Университета Джона Хопкинса.

Вскоре фармацевтическая компания Парк-Дэвис, открыла первую исследовательскую лабораторию в стране. Но именно в Германии через несколько лет будет изобретен аспирин (с использованием химических веществ, которые были обнаружены Гиппократом более двух тысяч лет назад в коре ивы). 

В 1910 году, немецкий доктор Пауль Эрлих стал отцом химиотерапии со своим препаратом 606. Он был назван 606, потому что ранее было 605 неудачных попытки создания лекарства. Доктор Эрлих и его сотрудники создавали лекарство, тестировали его, изменяли формулу и начинали все заново. В 1911 году он испытал последний препарат на больных сифилисом. Медицинское сообщество затаив дыхание наблюдало, как излечивались пациент за пациентом от этой смертельной болезни. Однако три процента умерли от лекарств.

promo fingaring september 10, 2020 09:58 2
Buy for 10 tokens
Коронавирус и смена режима: Covid переворот в Бурунди Траур по ушедшему президенту В то время как люди западного мира заняты тем, что носят маски, тычут пальцами и используют столько дезинфицирующих средств для рук, что это буквально убивает их, большой мир геополитики все еще…

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.